O-detskoi-boliПсихология. Для всех нормальных людей встреча с детской болью незабываема. И не только потому, что она боль, но во многом потому, что она детская. И мы взрослые, чтобы защититься от беспомощности и ужаса при встрече с детской болью часто ведём себя агрессивно и жестоко с детьми: запрещая им бояться, плакать, просить у нас поддержки и т.д. И чтобы не испытывать чувства вины, разводя руками говорим: «что ж теперь зубы не лечить?». Конечно, лечить, не забывая о том, что перед вами ребёнок, Ваш ребёнок!

По роду своей профессии – психотерапевта, я часто встречаюсь со взрослыми, которые будучи уже 20, 30, 40 летними всё ещё носят в себе ту, детскую боль и ужас. Разговаривая, с ними понимаешь, что это не физическая боль, а боль от отсутствия поддержки и понимания от родителей, боль от одиночества в трудный момент жизни. У многих взрослых к ней давно нет никакого доступа, все заморожено, забетонировано, спрятано с глаз долой. Хорошо с работой, трудно с отношениями. Отлично с нагрузкой, сложно с успехом. Горы претензий, мало удовлетворенности. Каждое новое достижение лишь глубже прячет чудовищную беспомощность и самооценку, отчаянно не желающую расти. А всё потому, что когда-то им запретили бояться, бояться чужих взрослых, неизвестности, манипуляций с твоим телом и т.д.

Парадоксально, но теперь им страшно, почти всегда. Страшно быть отвергнутым, покинутым, не справиться, лишиться места в своей семье, страшно быть используемым, униженным, высмеянным. Ведь им когда-то доходчиво объяснили, что они порочны и им требуется постоянное исправление. Они виноваты во всем: что боялись, расстраивали, мешали, разочаровывали, досаждали, просто были живыми, тем самым принуждая как-то реагировать. Они зависели, нуждались, не могли, капризничали, не справлялись, не понимали, не способны были научиться чему-то сразу, с первого раза. А они – дети пытались хоть что-то изменить, хотя как-то дать понять, что им плохо, что хотят быть замеченными, услышанными, понятыми.

Понять своих детей часто возможно только через то, что осознаешь, вспомнишь, примешь последствия собственного детства. Через то, что появится или восстановится связь со своим внутренним ребенком, тем, кто помнит или просто понимает о том, что нужно каждому ребенку, ибо сам был такой. Именно он (ваш внутренний ребёнок), узнанный, защищаемый и утешаемый вами, будет помогать вам замечать своих детей, не делать из них маленьких взрослых. И тогда не память о вашей детской травме будет стоять между вами и вашими детьми, не ваше отчаянное желание не повторять того, что делали с вами в вашем детстве, а ваши дети, которые живут сейчас, нуждаются в чем-то и зависят от вас смогут быть услышанными. Доверчиво и пока без сомнений они вкладывают в вашу широкую ладонь свою маленькую ладошку в надежде, что именно вы будете тем, кто откроет им мир и поможет в нем вырасти, оставаясь рядом, в том числе и в кабинете стоматолога, сочувствуя, сопереживая, подбадривая.

Ну не так ведь это и много, если вдуматься. Дети, если чего и хотят, то немногого. Каждый из вас способен это дать, если хоть немного разобраться в себе, хоть немного захотеть помочь самому себе стать достаточно хорошим родителем, обратившись за поддержкой к специалисту.

Третьякова Жанна Юрьевна
психолог, гештальттерапевт, 
супервизор, ассоциированный тренер МГИ,
организатор тольяттинского гештальт-сообщества 
(49-59-64).